Categories:

Мы бобры, веселы

Сбросить бобра с парашютом? Легко!

Короче, штат Айдахо, конец сороковых годов. Война закончилась и многие люди после стресса сражений и в рамках сельхозразвития страны решили уехать из городов в удалённые районы. Удивительно, но оказалось, что там уже жили дикие звери. Самыми неприятными стали... бобры. Соседство с ними означало подтопления участков, погрызенные деревья и коллапс оросительных систем. Стрелять по ним как-то не хотелось, поэтому было решено аккуратно отделить их от общества и куда-нибудь переселить. В качестве «куда-нибудь» выбрали национальный парк с полным символизма названием «No return wilderness». В принципе зверям там было бы хорошо, но первые попытки переселения раскрыли неудобную правду об этой местности. Добраться на машинах до заповедника оказалось невозможно. Поэтому бобров доставляли до той точки, где грузовик уже не мог проехать, после чего перегружали ящики на лошадей и продолжали путь верхом. Но бобров, страдающих от зноя, нужно было постоянно поливать водой, что на ходу было делать не очень удобно. Плюс висящих по бокам ящики с бьющимися, воняющими мускусом и, стрессующими на всю катушку, грызунами нервировали лошадей. А нервная лошадь в горах — это не очень хорошо. В общем, доставить пару зверей — да, но несколько десятков — вряд ли. На идее переселения бобров были готовы поставить крест.

И тут... 

Элмо Хетер — сотрудник Управления рыболовства и охоты штата, отвечающий за программу ещё раз огляделся в поисках решения. И нашёл. После войны у США образовался избыток парашютов. Согласитесь, что район применений этих предметов крайне ограничен и девать их было просто некуда. Сложив два и «малиновое варенье» Хетер получил верный ответ. Бобровый десант! Будем доставлять контейнеры со зверями на самолёте и сбрасывать их в заповедник с парашютами. Вначале экспериментировали с корзинами из прутьев. Предполагалось, что бобёр прогрызёт себе путь не волю после приземления. Однако выяснилось, что скорости прогрыза вполне хватает, чтобы зверюга разваливала корзину прямо в воздухе. Поэтому переключились на ящики. Результатом стал чемоданчик с крышкой наверху. Пока «чемодан» был в воздухе, специальная верёвка блокировала выход, но после приземления натяжение ослаблялось и пассажир выбирался на волю. Испытывал все эти приспособления бобёр по кличке Джеронимо. Он стал заслуженным десантником и мог записать в актив более десятка прыжков. Кстати, вскоре Джеронимо понял, что так просто от него не отстанут и при появлении человека начал самолично забираться в «десантный» ящик, принимая безысходность. Результаты испытаний определили детали всей операции и план переселения был полностью готов. 

В течение нескольких дней ловили бобров. Их тщательно измеряли, взвешивали и помещали в клетки. Было поймано 76 штук и каждый был приписан к своему ящику. Первый бобёр приземлился в заповеднике 14 августа 1948 года. На полную транспортировку всей популяции потребовалось несколько дней. Проект был признан успешным. При высадке погиб всего лишь один зверёк — он всё-таки умудрился открыть ящик в полёте, забраться на него и некоторое время сидел на нём, после чего спрыгнул с высоты около 23 метров. Стоимость транспортировки одного бобра составила всего 7 долларов. Туристы и лесники возвращали использованные парашюты, и их вновь пускали в дело. Через несколько месяцев наблюдений установили, что бобры прекрасно обжились и переключились на программу «строить плотины». Кстати, Джеронимо за свои заслуги был высажен одним из первых вместе с приоритетным личным гаремом из трёх самок. Так что, пусть «Бобровый Десант» и звучит как название какой-то панк-группы, но это суровая правда жизни.

Источник


Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your IP address will be recorded